...tet-a-tet...
Мягкий звон в затылке постепенно заполняет окружающее пространство. Все становится похоже на диафильм, постепенно замедляющий смену кадров. Голова норовит распасться не кусочки, а мозг взорваться немедля. По телу бегут неторопливые мурашки, волнами смывая ощущение своего тела. Все вокруг внезапно взрывается на миллиарды осколков, чтобы в ту же секунду потерять смысл. Ты слышишь слово. И оно кажется тебе одновременно безумно новым, впервые услышанным и чудом понятым. До боли понятным, до буквы, до самого сокровенного смысла. И в то же самое время чудовищно далеким, прошлым, одряхлевшим и бесполезным. Логические цепочки рвутся на звенья, соединяясь самым причудливым образом. Мир уплывает куда то далеко далеко, оставляя лишь рухнувший звон и милларды осколков.хочется спать, но что такое спать? Ты закрываешь глаза и тебя захватывает пульсирующий мрак, на дне которого ничто. Открывая глаза ты чувствуешь застывшую секунду, словно сломалась машинка меняющая кадры, и ты видишь раз за разом одну и ту же картинку, с болезненным щелчком возвращающуюся снова и снова. От тебя начинает ускользать собственная память. Кто ты? Где ты? Судорожно пытаешься осознать. Ты Ксюха. Ксюха Ксюха, голова два уха, смеется чей то голос. Что такое Ксюха? Я это не понимаю. Не чувствую. А ты кто? Открывая глаза вижу лицо. Кажется мы встречались раньше. Где то в прошлой жизни. Или не встречались вообще. Что я делаю здесь? Почему здесь? Что со мной?
Часть сознания отделяется и ты с изумлением слушаешь что оно что-то отвечает в пустоту. Слова тебе не ясны, но голос смеется. Закрываешь глаза.
Уже наплевать на это засасывающее ничто, может там смерть? что такое смерть? С любопытством ждешь дна...
Чужое прикосновение к чужому телу, наблюдаешь со стороны как его дергают за какие то части и задают какие то вопросы. Ты слышишь вопросы, но что это такое? Кажется оно смеется. Или это ты смеешься? Неважно.
твое чужое тело куда то несут.
Темно.
Мокро.
Выныривая из теплой мути видишь чью то ладонь на белом кафеле. В розовом корунде память цепляется за нечто. Это ты. Это твое. С удивлением разглядываю пальцы. Как то далеко, мне кажется это почему то неправильным. Но это мое. Будем знакомы.
Сознание потихоньку сливается с предложенным телом, не понимая зачем ему это надо. Тело раздевается и лезет под воду. Сознание недоумевает.
Кто ты? почему в тебе так неудобно, так некомфортно? Давай удлиним тебе тело?
Босые пятки как то разом оказыватся очень далеко, сознание снова вылетает куда то около. Между тем третья часть ведет разговор, мешая, очень мешая...
Ты снова висишь в темноте, вокруг тебя сверкающие осколки. Появляется ощущение что тебе тесно в этой памяти. Словно в отпущенный килобайт ты пытаешься уместить террабайты инфы. Она лентой проплывает в узком пространстве не желая связываться в единое целое. Ощущая себя нигде - одновременно в прошедшем настоящем и будущем, сознание судорожно пытается вернуть полную картину, которая все ускользает. Ты видишь что то, но не помнишь смысл, ты помнишь смысл, но не понимаешь чего, ты говоришь, не осознавая о чем.
Я умерла?
Диафильм замирает одним смазанным кадром, ты пытаешься понять что ты делаешь в этом теле, в этом месте. Какой это этап? Это вообще твоя жизнь?
Голос рядом говорит что я слишком эмоциональна, нельзя так, нельзя!
Кто. Я?
А ты? Кто?
Кажется что никогда не сможешь вернуться. Никогда не сможешь ощутить все полноценно, сразу, что не запихаешь этот чертов террабайт в эту гребаную секунду тебя.
Ныряешь.
Осколки воспоминаний крутятся цветной каруселью, накручиваясь на спираль. Ты карабкаешься, карабкаешься, карабкаешься...
Когда все заканчивается ты просто идешь спать. Спать не страшно. Ты уже смирилась с тем что тебе придется жить в этом теле. Что ты здесь. И снова придется выполнять какие то ритуалы. Какие то бесполезные действия, умножая и прибавляя осколки памяти. Жить...