• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:56 

В этом году у меня только одно желание.
Под бой курантов я выпью именно его пепел.

И да воздастся каждому по делам и помыслам его...

Вот так-то.
Страшно?

00:21 

Самоубийство веры.

Я больше никогда не поверю тому, кто скажет мне "люблю".
Оно и к лучшему.
Я наконец-то потеряла все.
Даже надежду.
Я свободна...

15:56 

Зима идет...
Колючий ветер бьет в лицо, срывает капюшон и разметывает рыжие волосы по плечам, вплетая в каждый волосок серебристую ниточку инея. Больно. Сладко. Немеющие пальцы держат бутылку шампанского. Сорванная проволка, теплое такси. Вырвана из домашнего тепла и уюта в зимнюю ночь. Холодно. Сладко.
Дениска встречает нас на пороге. Оранжевая маечка, кожаный ошейник, серебряные тени, черная подводка. Жеманные поцелуи, кокетливый смех. И понеслааась...
Хлопки открывемого шампанского, смех, громкая музыка - старое доброе ретро, раскрашенные мужчины на экранах...
Крашу алой помадой губы Дениса. Он обалденен. Тонкие черты лица, светлые завитые волосы. Подчеркнуто гейская жестикуляция. И полная обреченность в глазах.
Куча денег на ветер. На нас. И глядя на целующуюся парочку весело смеется. "Я режиссер. Создатель!!!" Спрашивает разрешения поцеловать меня. После поцелуя задумчиво уходит курить. Кричит, чтобы оставили его в покое.
Сидим с Настей на холодной лестнице. Дикое желание помочь. Но сделать ничего невозможно. Кусаю губы. Пинаю дверь.
Хватаю подвернувшуюся готку и стаскиваю с нее майку. Целую губы, впиваюсь в шею укусом. Та падает на колени и затравленно смотрит на меня. "Больно.." Перешагиваю через нее и кучу хлама в коридоре. Иду к Дену. Та плетется за мной - "ты такая клевая... У тебя такой вкус... Ты такая ахуенная... Такая жилеточка..." Заебала она меня с этой жилеткой - на ходу сдираю ее с себя и швыряю в угол. Подбирает. Натягивает на себя. Сука...
Денис, мило улыбаясь, стаскивает свою маечку и в полупоклоне отдает мне. Киваю в ответ и снимаю рубашку. Народ визжит в восторге и начинает меняться шмотками. Ден чмокает меня в губы и уводит курить.
"У тебя такие глаза... Красивые, поверь мне. Очень яркие. Не верится даже, что ты без цветных линз."
Долгий разговор о честности. Прерванный пьяной в хламину готкой. Довольные друг другом расходимся.
Настроение ублюдочное. Стервозное. Смеюсь в голос над пристающим ко мне Лешей. А того от меня прет... Надоевшая песня о моем запахе, о моем голосе, о моей ауре... "Я боюсь тебя. Я реально тебя боюсь!" С всхлипом утыкается в мою шею... Мхахахх...
Позволяю ему одним пальчиком залезть ко мне в трусики. Тот осмелевает - "Издеваешься? Придется брать тебя силой." И натыкается на насмешливый взгляд Насти - "Тебя предупреждали, ковбой, что я чутко сплю. А у нас девиз непобедим. И работаем мы в паре."
Неприлично громко гогочу в подушку. Леша сначала прячется под одеяло, потом убегает. Обнимаю подружку - так приятно чувствовать друг-друга. На душевном уровне. Шепчет в ухо "Я бы не зашла. Но чувствую, что ты не хочешь..." Да, милая. Ты чудо мое...
И снова холодная-холодная улица. Похмельное утро. Тупая боль в виске. Домой.
Как же... А хотя почему бы и нет?

03:29 

Почему-то дико захотелось услышать хоть слово от тех людей, которые меня читают...
Тишина такая.
Почему?

02:25 

Ах Фэри-Фэри.

Вместо рисования новой темперой взяла и накидала твой портрет. Получилось до одурения похоже. Не берусь даже чуточку соваться в свое сознание. Но тем не менее.

Как дура улыбалась нарисованным глазам. И знаешь - так похоже вышла твоя ответная нарисованная улыбка...

Мастер мой. Что ж я делаю с собой?...
Ты бы не одобрил совсем-совсем.

Меня вчера так выбесил этот зазнавшийся ребенок Андрей. И я наконец-то в полном сознании окончательно поняла. Что разные наши пути. Что он даже не близок мне, как я считала. Простой захламленный подросток. Не знающий даже, что ему нужно.

Вот такие дела, Маэстро...
Угольная пыль и запах темперы все-таки лечит меня лучше гашиша.

02:02 

Черт бы побрал меня с моей чувствительностью и желанием все пропустить через себя и свой опыт.
Я в своем познании скоро рехнусь.
С этими фильмами.
С этими книгами.
С этой музыкой.
С этим миром.
Людьми.


Но не мечта ли твоя сбывается, дура?

16:02 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:23 

Поперло.

Она говорит, что наш век бездарен. Что мы ничего не дали миру. Что мы равнодушны и безобразны. Бесполезны. Так она считает.
Я говорю, что мы все те же люди, которые были всегда. Да - отвратительные, слабые, безобразные. Но всего лишь люди. Ночего нового в нашем веке нет. Абсолютно ничего.

Она говорит, что наш век - когда все прут напролом, желая выделиться, что все просто толпа непризнанных гениев и психов (це ж модно), которые ничего не в состоянии дать миру, кроме как окончательно свести его с ума.
Я говорю, что выделяться и желать быть не как все - свойственно человеку. Что это едва ли не основное, что пихает нас вперед. И что за всем этим стоит все та же природа, что и века назад. Ничего нового в нас нет.

Пример. Лектор спрашивает аудиторию - кто из вас не такой как все? Тянутся руки. Одна, две, три... все? Нет - один человек руку не поднял. Он считает себя обычным. Таким как все.
И снова куча вариантов. Так ли это на самом деле. Кто из них лжет. Кто из них выделился. Не стявя знак вопроса. Ибо не нужен. Ибо не знаем.

Он говорит, что важнее всего свобода. Он говорит, что он не боится. Когда-то я считала слова - ответом. А теперь понимаю, что любой человек даже сам себя не знает настолько, чтобы с полной уверенность сказать "я не лгу". Глупо как-то. И абсолютно лишает ответов.

Когда-то я говорила о красоте. Что всем нужна красота. Убейте меня, унизьте, растопчите - но сделайте это красиво. И мне станут завидовать. Обо мне станут говорить. Я буду вам благодарна. Подарите мне мою личную маленькую трагедию, которая истончит меня. Заляжет матовым блеском в глазах. Недомолвкой на губах. Правом нести откровенную чушь, с претензией на многозначительность.

Уж я-то знаю, что такое боль

Такой красивый рычаг - станьте для людей их личной маленькой трагедией. Их совестью и недомолвкой. И вы сможете творить с ними все, что захотите. Ибо удача с нами так мало. А трагедии с нами всю жизнь. Их ценят, берегут, ими делятся в пьяных слезах. Из-за них совершают глупости, еще более усугубляющие ситуацию. Такие дорогие нам драмы...

Кому интересно, что у вас все хорошо, ваши мама-папа здоровы и отлично вас понимают. Что ваш любимый человек всегда с вами и всегда поддержит. Это скучно. Это неправильно. Надо, чтоб со слезами и с битьем посуды. Кровью, смертью и играми. Как в книжках. Как в кино.

И говоря красивые фразы, понимаю, что не я это говорю. Кто-то внутри меня шепчет. Что так красиво. Что пыхнув дымом в полумраке, уткнуться носом в его шею и прошептать что-то очень важное. Хочу ли я этого? Нет таких мыслей. Есть действие. Красивое, бесспорно. Но равно настолько же и бессмысленное. И только потом в диком-рваном самоанализе доходит... какая глупость. И это ведь снова ненадолго.

И мечешься в ужасе от одного образа к другому - кто здесь Я? Кто из вас, персонажи, герои, люди... кто из вас Я?
И непоняв, не разобравшись. В ответ на непонятную фразу отвечаешь еще более красиво. Еще более многосмысленно. Добьем.

Разучилась верить. Всего лишь разобравшись в себе. Я ходячая ложь. Пусть самой себе - но тем не менее.
И снова путаница - если я сама верю в то, что говорю - это ложь? Боги...

Блаженное бездумие. Плейер в холодильнике, сон под батареей, пустые пачки из-под сигарет, разбитая форточка, чьи-то колени, руки, глаза.
И в это так отчаянно веришь - что вот оно - мир, без заебов, без мыслей, мир откровения, эмоций, прямоты.
И снова грань. И так тоже нельзя. Что в этом угаре сгораешь как спичка, бездумно, бесполезно. И проснувшись от холода в чьих-то руках, в мятом платье и обутых сапогах на старом матрасе, с диким похмельем и жаждой курить, ты смотришь в потолок и понимаешь что это тупик. И ковыляешь домой. По неожиданному снегу. Дрожжа от холода. В отчаянии. И черт подери, снова живая.

И спустя пару часов ты снова счастлива. Грызешь яблоко, мотая ногой в тапке. Монтируя давно забытый репортаж про диггеров. Весело было таскаться по каким-то катакомбам. В том лесу были дико вкусные яблоки. А еще я извозилась в мазуте, пролезая под поездом. Долгая-долгая запись. Улыбка во все лицо. Предыдущий репортаж прошел на ура, куча восторженных отзывов, благодарности за "эффект присутствия" Наслаждайтесь. Уж коль сами на такое не способны.
У нашей любимой Андрюхиной группы пик концертов. Довольны, как кошки. Куча интересных людей и эмоций. Непередаваемо. Поверьте, вкусно.
В творчестве дебилам везет. Любят нас в творчестве.

И мысли вертятся-вертятся в моей бедной голове, скача от отчаяния к мыслям, что все "заебцом, и нех париться".
Скачут бешено. Одна снежинка и пик счастья. Одно слово и хочется сдохнуть. Стабильности ноль. Никакого баланса. Да и черт бы с ним.
Приходим к выводу, что жить без стресса мы уже не сможем. Что мы сидим на этом как на дешевом наркотике, которого требуется с каждым разом все больше и больше. И что, черт подери, нормальность нам не светит...

Клеймят меня мазохисткой, получающей удовольствие от стрессовых ситуаций. Что я сама их к себе тяну. Идиоты.
Я уже не получаю удовольствия от этого. Я уже, возвращаясь к примеру наркотиков, из тех, что хотят вылечиться. Но не могу. Не хочу. Не знаю...

И разговоры. Слова. Единственное, что у меня осталось.
Давайте поговорим?

03:07 

Острое желание выебать кого-нибудь в мозг.





кроме тебя никто звездам наперекор

один на один с темнотой в мираж превращающей мир кроме тебя никто мой путь не пройдет со мной

чем дальше ты от меня тем больше твоя тень

кроме тебя никто не встретит у моря закат когда от скитаний

устав из зарослей выйду лесных туда где играет прибой

кроме тебя никто мне на лоб на глаза не положит ладонь

кроме тебя никто я отвергаю ложь я презираю фальшь

на якоре мой корабль хочешь руби цепь

кроме тебя никто на борт ко мне не взойдет

в клетке изо дня в день медленно гложет орел прутьев зеленую медь

ему не вырваться нет!

воскресным утром звенит в зелени трель соловья девочки

смотрят скучая как скачет кенар по клетке а на

пустынной улице солнце медленно чертит тонкую

линию на полуденном тротуаре

мы за этой чертой

кроме тебя никто

один я совсем один как высохший плющ на стене

один как стекло на ветру

ты кроме тебя никто

(с) робер деснос

23:55 

Нет.

Хотелось бы взять и развесить очередные унылые сопли, но что-то уже не так. То ли что-то сломалось, то ли починилось, но совсем-совсем не так. Как... должно?

А черт его знает.

С неба падает снег, в ушах доктор Васильев, и все хорошо.
Не сплю ночами. Совершенно обычно не спать до девяти утра, а проснуться уже вечером. Зеркало отражает мне абсолютно невероятное существо. Тощее, с темными кругами под глазами, с алыми губами и странной бледностью на лице. И эта моя улыбка. Нашла ее в зеркале пару недель назад, будучи в дрызг пьяной. Не помню, что меня отрезвило больше - холодная вода, которой меня кто-то умывал, или моя эта улыбочка. Брр...

Потихоньку ненавижу окружающих меня людей. Каждый в чем-то меня дико раздражает. Так много молчу. Со мной даже перестали возиться и утешать - и слава Богам. Мне гораздо спокойней сидеть, закинув ноги на стол, пить матэ с медом и вышивать матери двух белых тигрят. Одной. Толька пара человек не сводят меня с ума. Они молчат со мной в унисон.
Дикая-дикая-дикая зацикленность на своем Я.
На звонки отвечать - у МЕНЯ все отлично. А то что меня сводят с ума проблемы окружающих меня людей... Чувствительна. Все так же.

И эти письма. Все будет хорошо - не переживай. Ну. Бросила и перестала переживать. Это ведь так легко, когда я даже не знаю, что с моим родным человеком, жив ли он... Но эта мысль стала какой-то неотлемемой частью меня. Какой-то такой родной и привычной, что я смеюсь, развлекаюсь, живу, не обращая на нее внимания. Прими свою боль как часть себя? Гигиена мысли.
Даже не знаю, что случится если это неведение вдруг сменится какой-то новостью. Снова разбита в хлам? Чувствую выкорчевывать ее из себя придется ооочень долго....

Рисунки углем на стене. Так приятно видеть черную пыль на пальцах. Кистью по тонкой коже запястья. Раскрытый учебник японского. Боже мой, даже во всем этом отчаянно кричу, рисуя сюрреалистичные вещи, и раздавая их, раздирая на мелкие куски, выплескивая черной пылью и черным глянцем всю копоть из души. Там чисто. Ничего не горит. Ничего не пачкается. Чудно.

И холод пришедший на улицу так нежен... И черт возьми... живая...

Говорить красиво можно вечность. Не знаю, цепляет ли кого эта чушь. Все как-то утратило смысл. И я падаю вниз головой.
Устала идти против. Устала быть за. Просто устала. Меня не тянет больше ни к чему. Ни к кому. Я вижу лишь пустые и одинаковые лица.
Все так изменчиво, все так сумбурно. И только поклявшись и приняв свое равнодушие, ты видишь кого-то так похожего... и...
Так хочется-хочется-хочется, чтобы тебя взяли за руку, чтобы провели по этой дорожке, чтобы кто-то, кому ценна ТЫ. Просто был...
И только потеряв из виду понимаешь. Что так не бывает. Что никто не придет. И идешь дальше. Без цели, без карты...

Все просто говоришь ты. Жить, умирать. Кто-то не успел.
Да.

16:35 

Катится камень. Не разбирая дороги, без смысла, без цели, без карты...

Дни за днями, не замечая ни ночи ни утра. Просыпаться под вечер и засыпать в обед. И все так важно, все так живо, так интересно и красиво.

Уезжая с квартирника, запрыгиваешь в трамвай, который увозит тебя совсем не туда. А время 11й час вечера. И транспорта больше нет. Как и денег нет. Сидишь на маленьком клочке асфальта между бескрайними разъездами всевозможных машин. Болтаешь ножками. Куришь. Предлагаешь сигаретку печальному мужичку рядом. Понимая, что ночь проведешь на улице. Что очень холодно. Но как-то...хорошо...
Говоришь про жизнь с этим странным человеком. Долго говоришь. Рассказываешь, как случайному попутчику в электричке. Все, что накипело. И он ведет тебя к дороге, ловит машину и платит за тебя. Дает денег вдогонку. И вот ты, сидя в теплой машине, вытягиваешь лапки к печке. Жмуришься от мелькающих за окном огней. И, улыбаясь, замечаешь время на пульте машины. 11:11. Я еду домой.

Дом изменился окончательно. Но он мне нравится. Как нравятся и мама с папой. В кои-то веки. Хорошо...

И обратно. Сейчас все кажется настолько полным смысла. Молчание в курилке. Странные взгляды людей. Джармуш и Сплин. Глотки воздуха. Доктор Васильев подлатал мою душу. Джим добавил абсурда в обыденность. Живая. Более чем.

Все разговоры людей со мной переходят какую-то грань. Почему директор студгородка, вызвавшая меня, чтобы надавать по мозгам, вдруг начинает рассказывать мне о себе, о своем сыне, о моих ребятах. Просит меня присмотреть за ними. После моей просьбы находит Костику работу. Отпускает. За что-то извиняясь. Я в полном непонимании.
Преподаватель истории, весело смеясь, рассказывает мне случаи своей жизни. Вел историю на первом курсе. А сейчас - общение на равных. Ни с того ни с сего. Прикуривает мне сигаретку. Поздравляет с прошедшим. Искренне интересуется моими планами.
Сидеть на большой качели с абсолютно незнакомым человеком. Курить трубку на двоих. Ловить губами теплый осенний дождь. Видеоинсталляция? Бесспорно великолепно. Полон энтузиазма и я смеюсь в ответ.
Все спрашивают как я, что-то от меня хотят, что-то предлагают. Выставки, фотосессии, концерты, репортажи, фильмы и книги. Была на радио, соорганизовывала выставку. Нашла нашей группе фотографа. Столько всего. Теряешь реальность и только наедине с собой... Только совсем иногда. Мысли идут в привычном ранее русле. И разбиваются. Исчезла призма, через которую я видела свою жизнь раньше. И от этого несоответствия полная растерянность. Что будет? С кем я останусь? Какой я останусь? Останусь? Молчаливая драка за себя каждую минуту. Каждую минуту не зная, что будет дальше.

Уйти в лес, по разделительной полосе. По велосипедной дорожке. Собирая желто-розово-красную охапку осени. Найти в глуши большую белую ромашку.
"Пока ты спал - пришла осень." И шуршащие листья в белых конвертах. В толстых книгах. В стаканах и чашках. Большие ладони, держащие ромашку. Лоб в лоб. И танец листьев в зрачках.
Пушистая связка листков. Ее смех. Дооо, это йож. Желто-розовый йож. Хехе. На полку.

Зайти на работу к Андрею? Пошли. Поехать после этого с Настей и Костей к совершенно неизвестным мне людям - да, конечно. И ночь - далекий конец города, разговоры обо всем. И, зная друг-друга несколько часов, слышать шепот "откуда же ты взялась такая..."

Пойти играть в бильярд сегодня? Пойду. Андрей будет рад нас видеть. Случайная мысль. И снова - чем же это кончится?..

00:09 

Иногда так случается, что жизнь меняется к чертям. Месяц назад я сказала Андрею "да". И обрела невероятных друзей. Я писала как все проходило. А сейчас...

Ты позвонил и обещал приехать. Как только сможешь. Две недели назад. И пропал. Совсем. Сумасшедше было искать хоть какие-то следы твоего присутствия в сети. Нервы натягивались в струны, и хотелось... ох. Звонила-звонила-звонила, швыряла трубку в стены, едва заслышав автоответчик. Где ты? Злилась, бежала к друзьям хоть как-то забыться, приходила. Пусто. Бесполезно. Я растягивалась, но не рвалась.

День рождения. Бесполезность с самого утра. Ни строчки. Ни звонка. Ни-че-го. Ушла в предел. Ждала разрыва. И не заладилось все с самого утра, все кувырком, и проверять телефоны - нервно, судорожно. С кем-то смеяться. Сползать по стене, едва сдерживая слезы. Проверять. Убегать. Рывками и пощечинами приходить в себя. Возвращаться.

И звонок. И голос, который я не забуду. Мурлыкающие интонации. Амммм... Медж. Филипп. Как?... Как так происходит? Мысли кувырком от такого давнего "дрянь"... Поймал. Потерялась. И что-то уже начинает рваться внутри. Ползет по самому центру. Медленно. Разгоняясь.
Долгий-долгий разговор. Не могу сосредоточиться на одном. Каждые две минуты проверяю сеть. Все мои где-то, а уже пора бы. И где? где? где... К черту. Хоть как-то вернуться в себя. Схватить пиджак. Убежать в лес.

/Бегу по лесу, ловя губами капли дождя. Задыхаясь. Не зная. Куда себя. Куда его. Куда их всех. Бегу. Не разбирая дороги. Выбегаю на кустик. На ветке лист бумаги. На нем детский рисунок, цифра 1, и надпись. "Беги быстрее".
Тут же звонок. Меня уже пошли искать. А у меня глупая улыбка на губах и тает сигарета. Столкновение двух планет. Бежать быстрее? К? Или от?
Вгляд на телефон. Ловить моменты счастья? Хорошо.

Убежала навстречу...

И все так хорошо - все мои, улыбки, стихи и поцелуйчики. Подарочки и смех. Заражает. Улыбаюсь. Алкоголь и анекдоты. Костя достает гитару. Красивые и до боли знакомые песни. Красивые голоса. Вино в большом бокале. Глаза Андрея. Глаза Насти. Глаза Кости. Глаза Фея. Да...

И 12 часов. Время моего рождения. Взмывают бокалы и встречаются с звоном. И треск в моей душе. Его нет. Его нет. Его нет. И больно... Нет. Не думать. Только не думать. Что совсем... Совсем... Совсем нет?
Перебор струн. Остановившийся на мне взгляд Андрея. И песня... И я уже на помню о чем. Я слышу только треск своей души. И какие-то слова, до жути в точку. Смерть - это только сон. Но не цветной и не сладкий. Встаю. Иду. Куда-то. И прихожу в себя от уличной свежести. Распахнуто окно, и где-то там...ох. А у меня огни. И парк. И свобода... И расжимаются руки, держащие меня над этой высотой. И...

Нихрена не полет. Точнее он. И очень короткий. С подоконника. На бетонный пол. Искры из глаз. Холодная вода и я прихожу в себя. Андрей. Я живая?.. Падаю на четвереньки от бессилья. Его голубые глаза так близко. А я просто реву взахлеб как ребенок. Уходя полностью в слезы. Уходя от всего мира. На четвереньках. На полу...
Меня кто-то бил по щекам. Кто-то гладил по спине. Кто-то таскал на себе. Кто-то умывал. Кто-то влил стакан водки. Кто-то завернул в одеяло. Кто-то что-то мне говорил.
Помню Андрея сидящего на полу со мной лоб в лоб и повторяющего как заевшая кассета "я с тобой, я рядом. Я с тобой. Я рядом." Что-то кричу ему в ответ. Он шепчет мне "дура". Целует в губы. Тащит в комнату.
Помню Настю, заклеивающую мой подбородок. Распорола до невозможности, дико болит челюсть, не чувствую зубов. Она обнимает меня и шепчет "ты сильная, ты сильная". Я ей что-то выговариваю. Возможно лишнее. Но у нее тоже слезы на глазах.
Помню Костю, который завершил всю мою истерику. Я уже после водки. В одеяле. В курилке. О чем-то говорим. Долго говорим. Посторонние темы меня оживляют. Улыбаюсь сквозь всхлипы. Бредем обратно.
Завершается торжество обычным составом. Я, Андрей и Костя. Ложимся спать. Утыкаюсь в Андрюхино плечо. Вырубаюсь.

Серый-серый день. Ужасающий ливень за окном. Дико сводит челюсть. Просыпаясь-засыпаю. Какими-то урывками. Кто-то пришел, кто-то ушел. Холодно. Жмусь к теплому мужчине. Он обнимает меня. Люблю трогать его, пока он спит. Такая чувственность. Реакция на любое нежное прикосновение. Снова засыпаю. Дождь кажется бесконечным. Окончательно просыпаемся вместе с Андреем. Подает мне стакан воды. Больно даже пить. Курим. Возвращаемся пить чай. А у нас коммендант. Большие проблемы.
Долгая история, но эта стерва подсыпала мне перцу в "праздник". У нас украли три телефона и два чайника. Я выяснила гораздо позже, что это она. Состояние на тот момент было шоковое. Мало мне всего, еще и обокрали. До сих пор не отдает. По-моему это статья... Грозится выселить. Не знаю чем все это закончится.

Сходила на учебу, замотав шарфом страшный порез на подбородке. Встретила нужного человека. Теперь будут семинары по искусству, будут интересные люди, будет хорошо. Пиарки и выставки. Гуд. Вечером вылизала свою комнату и вымыла километры кафельных квадратиков. Отработка за провинность. Три часа драить общажные душевые. Зато там крутая акустика и Вивальди в кафеле звучал почти как в Большом) Умотана в хлам. Зла. Потеряна.

Курю трубку. Теперь уже свою. Вкусный табак. Горячий шар в груди и невесомость в голове. У Андрея снова загон. Творческий поиск. Снова хамство и резкость. Но я устала. По-барабану.
Завтра его квартирник. Что-то будет. С учебы дую поесть Настину шарлотку. Хватаю Костю. И едем. Интересно посмотреть как Андрей выступает. Еще ни разу не видела его на толпу. На себя видела уже не раз) А его песни... услышу. Завтра.

А вечером домой. Я оказывается так давно не была дома...

17:38 

Меня больше нет.

18:36 

Рутина. Мне очень лениво.

Записалась на диплом, нужно писать скорее, мне нужны халявные полгода. Дома гипермегаремонт. Мне один вечер, чтобы перебрать гигантскую библиотеку от пыли паутины, мышей и научного коммунизма. Куда деть ненужные книги? Жечь жалко. Замастрячить какой-нить хенд-мейд? Эх...
Куча кассет видео-аудио и винилок. Куда девать - не представляю. Посмотрим.

Твой возможно/скорый приезд. Не знаю. Не представляю. Но очень жду. Мысли в полной неразберихе. Будет. Посмотрим.

В комнате лазарет, сонное царство и стан цыганского табора. Больная спина, нога и два горла в ассортименте. Постоянно в наличии кто-то спящий. Все в полголоса и на цыпочках. И шмотки 4 девушек в художественном бардаке. Плюс велосипед, мешок с картошкой и тыква. Скоро всяческие гососмотры нашего жилища. Отработка. Надо выжить. Посмотрим.

Оставленный на три часа без присмотра Андрей выбрил из едва отросших волос гигантскую запятую. И уехал. Приедет. Посмотрим.

Сижу, не зная куда себя деть.
Будет завтра.
Посмотрим.

23:59 

Деревянная избушка, колодец вниз по улочке. Самый настоящий колодец. С вертушкой и ведром. Гигантские сосны и большое теплое озеро. Лохматые добродушные собаки, железные качели и разноцветные лавочки. А еще лесная малина и горячий тяжелый песок.
Закрытый пляж, на который я пробралась шестым чувством. Аквапарк ночью - странное и очень печальное зрелище. Помесь инопланетной станции с заброшенным цирком. Светит одинокий фонарь, высвечивая нереальные силуэты. Где-то журчит вода и словно слышны отголоски дневного веселья...
А сейчас совсем ночь. Странная ночь - красная луна обошла лишь самый край неба и пугливо спряталась. И не смотря на то, что на часах почти три ночи - на небе сумасшедший закат.
И небо между этими ночью и днем повано пополам фиолетовой полосой. Переходящей в бархатную черноту с одной стороны. И в торжественно-оранжевый свет с другой.
Но это на небе.
А где-то на земле я. Карабкаюсь на полусдутую водяную горку.
Чумовая картина. На ночном пляже, на фоне такого неба, среди нелепых ярких конструкций. Сижу я. В ярко розовых джинсах. Серебряных кедах. Полосатой майке. С тонкой сигареткой, потекшей тушью и лохматой гривой.
Цирк уехал, а клоун остался.
И ветер качает ржавый провод...

В другую ночь - уже родная с лесом. Ко мне пришла беременная черная кошка с роскошными желтыми как у филина глазами, сверкающими как угольки в темноте. И древнее-древнее чувство, наверно так чувствовала себя в ночь на Купала или может даже в ночь ведьминского шабаша...
Нагретая за день земля отдает тепло босым ступням. Кошка, лишь ощущаемая в темноте ведет в тишину. И странно кипящая кровь, сладкий грех - сняв тонкую накидку, обнаженной войти в лунную дорожку...
Ощущая плавленный лунный свет, обжигающий кожу. Удивляясь, что не появляются вокруг хихикающие берегини и не уводят новую подружку на дно в подарок водяному...
Хочется плести венок, хочется очищающего огня, хочется танцевать в темноте и, разгорячив кровь, убежать в лес, чтобы встретить там жаркие губы и крепкие руки и всепоглощающую животную страсть... Хочется отдаваться на глазах всепонимающей стервы-луны, на радость всем языческим богам, быть той, что создала тебя природа, быть самкой, дикаркой, Женщиной...
Хочется, сев на метлу, пролететь обнаженной над землей, над городами, долго-долго благосклонно принимать поцелуи в округлое колено от всевозможной нечисти...

Чтобы утром, укрощенной и тихой, вернуться к Мастеру его лучшим творением...

21:12 

Да еще раз...

День города спонтанный и сумбурный. Случайная встреча, случайные люди. Смысловые галлюцинации, бешеная толпа, битое стекло в подошвах туфель. Некому звонить. А так хочется. Хочется столько сказать, столько подарить... А просто некому. Желание потихоньку смывается алкоголем. Иду по двойной сплошной, высоко задрав кружевной подол сарафана. Даже вроде смеюсь. А ведь это все довольно грустно. Принято приглашение на завтра. Я дрянь, но мне нужны эти люди. Нуж-ны.

И вот приходит завтра - глупые фильмы в ожидании. Время тянется как плохая жвачка. Чай, кофе и дикая слабость.
И явление Андрея в тельняшке. Костя, отошедший с феста. Время набирает обороты. Андрей - Саша Васильев - граф Орлов. Мужская компания. Женская радость в виде бокала клубничного ликера быстро подошла к концу. Теперь литр водки на двоих. Быстро. Наравне. Сигарета и чупа-чупс.

Подоконник 9го этажа. Сидим втроем, свесив ноги в темноту. Играем.
- Видите окно напротив нас? Два парня и девушка. Девушке явно нравится один из парней. Который с левого края.
- А вон окно в высотке справа. Одно, на несколько этажей. Там сидит дедушка в пледе и читает книгу. Пьет горячий чай. Наверно курит.
- А в моем окне уже двое. И я угадала...
- А дедушка пошел спать. Но не спится - мешают мысли. И погасшее на полчаса окно загорелось вновь...

Незаметно все подходит к концу. Девченки клюют носом, у нас спокойное и безмятежное настроение. Надо поесть - пошли ко мне. С миру по нитке - в 4 часа утра лопаем горячий вкусный рис. Палочками. Черно-белый фильм. Костя, бренчащий на гитаре. Никакого опьянения. Уютно. Очень.

Сигареты. Костя уходит спать. Как-то само-собой идем ко мне. Держит мою руку. Очень нежен сегодня. А я... черт возьми... а что я? Мой шелковый халат. Его скользящие руки. Ищущие губы. Сладкий туман. И шепот. "Ты сводишь меня с ума, слышишь? Ты слышишь это?" Слышу...
Горячий чай, дымящийся на окне. И невозможно оторватся от поцелуя. Чай? Да, сейчас. Еще секундочку... минутку...
Быстро выпить уже остывший, но очень вкусный чай. Кружка на двоих. И снова прильнуть друг к другу. Тепрь уже надолго. Ооочень надолго. Я... не могу... найти слов. Это какое-то безумие. Дай боги каждой женщине познать такого любовника... Всем телом навстречу. А он целует мои открытые в стоне губы...

Хрипло дышу, раскинувшись по кровати. Я не хочу спать! Но забота мне приятна. И снова чай. Уже очень горячий. Польский мультик про крота на экране. "Я останусь у тебя? Да."
Еще одна попытка уснуть. "Почеши мне спину?" Царапаю коготками плечи и шею. Он едва ли не мурлычет. Стонет вполне слышимо. Подается ко мне, стремясь продлить прикосновение моих пальцев. И вот уже его рука, скользнувшая под одеяло, стаскивает с меня трусики. "-Андрей, я больше не вынесу. Если еще раз кончу - я просто умру. - Так хорошо же? - Да, ублюдок, ДАа!"
Научился считать мои оргазмы. Чувствует и точно знает что делать. Ррррр, маньяк... "Почему ты смеешься?" Поворачиваю свое лицо с дорожками от слез. "Все хорошо?" Всхлипываю и быстро киваю, скидывая пряди волос на лицо. Убирает их. Мелко и нежно расцеловывает меня. Что ты делаешь...

За окном ярко серый рассвет. Спит, крепко обхватив меня руками и спрятав лицо в моих волосах. Даже во сне очень чуток, касается пальцами, перебирает волосы. Вздрагивает. Сопит. Чудо...

Просыпаюсь. Касаюсь ресницами его щеки. "Доброе утро..у меня очень хорошее настроение. А ты как?" Я-то чудесно. Притаскивает бутылку молока, пьем чай и снова смотрим сюрреалистичные советские мультики. Очень синие глаза. Планы по захвату мира. Гогочем в голос в курилке, обсуждая будущее величие этой новой звезды журналистики в тельняшке. Очень-очень весело.

Увидимся.
Куда мы денемся.

В сумке снова лимоновский "Палач". Сплю на лекции, уткнувшись носом в локоть. А крыши, увы, оказались очень закрыты. И не спрашивайте меня про мой день рождения. Все будет так же.

13:49 

Драма-драма-драма...
День очень бешеный. Из огромного букета доехал один-единственный цветок. Дождь. Похмелье. Ярко-ярко рыжие волосы. Фетровая шляпа и высокие перчатки.
Час - и уже "дома". Горячие лепешки, домашняя сметана, сгущенка и парное молоко. Парни пищат от восторга и уплетают все с таким азартом) Мило.
Костя дрыхнет, мы с Андреем читаем. Распахнутое окно, сырость, музыка. Лежит головой на моих коленях, играясь пальцами. Сладко потягивается, сжимая меня руками.
Алкоголь и какая-то вечеринка. "Мы с тобой одна компания)) не будет скучно с девочками младше?"
Стопка-стопка-стопка-аах, табак-стопка. Неожиданный поцелуй, он тянется ко мне, держит руки.. "Хорошего понемножку"
Курить -курить- курить. "А почему вы в шляпах - флешмоб?" Хехе.
Девченки виснут на Андрее гроздьями, учат танцевать, пьют на брудершафт. Улыбаюсь. Забавно.
"Идешь курить? Да." Лестничная клетка - впиваюсь в его губы. Он рычит и обхватывает меня. "Хорошего понемножку".
Гадание. Карты таро. Его гадание - выбор. Между одиночеством и сильной женщиной. Сжимает под столом мою руку. Крепко. Смеется - "зачем мне женщина?" Второе гадание - гонка за призраками. Сидит, надвинув шляпу на глаза. Губы шепчут слова. "Я сам из тех, кто просто любит дождь..."
Моя очередь. Выбор. Один слез с коня и приник к чаше. Второму нужен только секс. Нихрена не ясно. Но итог - пустая карта.
Очередной брудершафт, девушка страстно целует его в губы...
"Я сам из тех..."
Прыгаю на руки Косте и выгибаюсь. В восторге даже Игорь. Большой палец - курить. Много-много народу, разговоры, пьяный туман. Две девицы на Андрее. Слабо просит отпустить его. На нем виснут еще основательней. Пьяный Костя. "Мы живые!!" Подхожу. Он сказал главное. Влажный поцелуй в щеку - многозначительный взгляд. Костя извини. Андрей выбегает из курилки с одной из девочек. Чудно. Улыбаюсь.
Бродилки с Костей по темным этажам. Закрытая кухня - при попытке открыть, Андрей резко ее захлапывает у нас перед носом. Курить-курить-курить. Костины объятья только усугубляют злость. "Я думаю ты будешь умным и все ему расскажешь"
Горячий чай, отвергнутая девица и Игорь. Взмыленный Андрей. Курить.
Темно и тихо. Слова-слова-слова. Капли дождя на стекле. Да ты слабый. Да вот так. Почему ты оправдываешься?
Костя. Говорит что ни сделал ничего. Ни хорошего, ни плохого. Ни-че-го. Сигарета. Еще.
Не уходит от меня, сидит и сидит, говорит какие-то слова. А у меня дождь. Я сам из тех...
Игорь. Они давно хотят подраться. Разговоры - резкие удары. Интересно. Парни..."Ударь меня в лицо? Не могу".
Пальцем подзываю Андрея. Резкая пощечина - сводит ладонь, он отдергивает голову и дико смотрит на меня. "Да. Слышишь, Игорь?" А Игорь выбегает из курилки. Снова тихо. Молча курит, высунувшись в окно. Провожу ногтем по зажившей царапине на плече. Пронзительный взгляд - горячий поцелуй. Кусаю его губы. Он нежно гладит меня руками. "Странно. Я сволочь, а ты тянешься ко мне". И долго-долго... Поцелуи. Укусы. Как подарок судьбы - моя свободная комната. С порога, не отрываясь друг от друга. На пол. Улетает одежда. Ощущение его в себе. Наслаждение. Оргазм за оргазмом. "Все хорошо?))) Мне с тобой великолепно.."
Ссадины от паласа на спине. Руках, коленях. Сигарета. Возвращаемся попить. Прощаемся. Губы. Руки. И снова... Рукой выключает свет - я закрываю дверь. И .. ах.. еще.. Голова кругом, и снова дышим в такт. "Не спи. Хорошо бы. Но надо идти".
Доброе утро.

22:47 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:18 

Все подходит к концу. Лето. Безумие. Как-то... так.

Посвящение. Пятый год невменяемое состояние в елках. Пиво, блейзер, ягер, портвейн, водка. Гитара и зеленые коленки от ползания по газону. Все со всеми. Все друг друга любят. Братья и сестры. Любовники. На мне чья-то куртка. На ком-то моя шляпа. Знакомые и незнакомые лица. Пафоные речи с университетской сцены. Гаудамус. Цветные шарики в синем небе. Вместо приветствия - глоток алкоголя. Новые имена. Действие. Проблемы и мгновенное решение. Круговерть всего вокруг и рядом. Черт. Насколько же мне все это родное...
Андрей и Диметра отлепляются друг от друга. "Девушка, а как у вас с моралью?" Радостное "никак!" в ответ. Целую ее в губы. Страстно. Яростно. Она охотно отвечает и стаскивает с меня рубашку. Удивленное "вааау" со стороны мужской половины. Андрей обнимает нас и присоединяется к поцелую. Вкус крови. Голова кружится...

Холодная вода и мои мокрые пальцы на его лице. Сигарета с руки. Увожу спать. Сам закрывает дверь, оставляя меня в комнате. Раздевает. Спим.

Утром как есть - в перьях, с лохматой шевелюрой в универ. Лекция, окончившаяся не начавшись. Сплю на плече у Машки. Преподаватель улыбается моей шляпе. Спотыкаюсь, роняю сумку. Вашу маму, как же я хочу пить...

Вот и все. Первое сентября. Диплом, висящий дамокловым мечом. И полное нежелание шевелиться. А приходится.
Болезнь разбила меня в хлам. Как невовремя, черт подери. Таблетки с лидокаином и жажда просто дышать. Андрей в универе. Улыбка мельком и по разным коридорам.

Твои фразы, которые ты пишешь мне, порой выбивают меня из колеи. Как любовью, так и равнодушием. Но сил на эмоции осталось мало. Сейчас оживаю. Чуточку.

Звуки гитары за закрытой дверью. Он. Свеча и книга за закрытой дверью. Я.

Видимо все.

08:16 

Сутки за трое.
Чемпионат по метанию чайных пакетиков. Чай с медом в железной походной кружке. "Доброе утро. Непривычно выглядишь"
Великолепная Ушка. Так легко и приятно было общаться обо всем, пускать мыльные пузыри в пруд и пить кофе на травке. Ловить стрекозу на палец. Подставлять лицо мелкому дождю.
С большим сожалением расставаться.

У меня килограмм мороженого и гроздь бананов. Остатки мыльных пузырей. Я добрая фея)))
Тормошу сонных ребят. Десерт вызывает полный восторг. "Отплатим той же тарелкой)"
И долго-долго-долго мыльные пузыри в окно, слушая детские песенки. Настроение вышибает верхушку и постепенно уходит. Безмятежно и спокойно. Его пальцы, перебирающие мои волосы. "Знаешь, будь у тебя побольше этих пузырей - я бы кончил, глядя на тебя. Распахнутое окно, девушка с радугой на фоне синего неба..."

Нарисованный паук. Не понимаю, что там так долго можно разглядывать) Бережно-бережно убирает в книгу. Музыка и потолок. Царапаю ноготками его кожу. У него подрагивают кончики пальцев. Перестали вздрагивать ресницы. Ухожу на подоконник, сижу, обняв колени. "Я проснулся, потому что ты ушла. Вернись."
Сворачиваюсь клубочком на его спине. Тихо.

Тебе надо идти? Иди. К чему эта странная фраза? Мне уйти? Уйти на время? Ты боишься меня потерять? Боишься найти?..

Не ясно.

А я ушла гулять по разделительной линии. Парочка справа. Парочка слева. А я ровно посередине. Ни шага с белой полосы. Шатает, конечно, но не отклоняюсь в целом. Топ-топ и белая линия кончается. И никто не берет меня за руку...
Разворот на одной ноге. Обратно.
По разделительной.

eXistenZ

главная