• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:34 

Ей.

Знаешь в чем наша самая большая разница?
Ты вытягиваешь внимание к своей персоне от всех, кого можно и нельзя. Всеми возможными способами. Красотой, грязью. Преимущественно грязью.
Мне этого не надо. Все, что я делаю в жизни, во имя всего нескольких людей. Тех, кто мне действительно дорог.
И я просто хочу, чтобы они знали.

20:27 

Кризис. И куча яда. Совсем не романтично, не читайте.

Песец подкрался незаметно.

Сначала контора накрылась медным тазом. Олигархи и простые смертные не хотят просаживать растущие доллары на чертовом колесе. А покер давно не в моде. Нововведенный пати-покер, явно не для этих имбецилов.
Как приговор. Отпуск без содержания.
Отлично.

Остатки зарплаты и чая. Щедрая сумма в 2100 от государства за то, что я посещаю универ.
До конца недели пять сотен. И у меня кончилось все. От шампуня до противозачаточных.
И это чертовски действует мне на нервы.
Родной деканат обрадовал сообщением, что мы теперь все обязаны бесплатно работать на Росстат два месяца.
Гордо окрестили НИРС (научно-исследовательская работа студента) и вымогают из нас пафос. Мол, радуйтесь дети, что вас на халяву пользуют. А то, что это займет все ваше время и о работе можно и не думать - не колышет.
А заключается работа в том, что мне нужно обьехать черт знает сколько предприятий и размахивая бумажкой выспрашивать сугубо конфиденциальную информацию. Получить пинок под зад и ехать дальше. На другой конец города... волшебно.
Потрясающая перспектива.
А потом еще проделать полноценную работу аналитика над тем, что все-таки удалось вызнать. Например площадь торгового зала. Так и представляю себя в каком-нить гипермаркете с метром в зубах...

Все время хочу спать. Превратилась в какаго-то эмо-психа. То реву. То истерически смеюсь.
Но чаще другое...
Как хорошо, что от меня все отстали. Может потому что я, мягко говоря, потеряла адекватность?
На губах запекшаяся кровь. Вечно красные глаза. От слез, дыма, и недосыпа.
И мне больно сидеть. На отлично отшлепанной попке.
В моих мыслях только секс.
И похоже это заметно...
Совершенно не ощущаю реальность.
На полном серьезе говорю мамочке, что мне нужны денежки на таблеточки. Ага. Чтобы не залететь. От кого? Да все тот же, мам. Да он меня имеет. Редко только, что жаль. Все хорошо мам. Только курить хочется, денег на сигареты тоже нет. Пока, мамочка. Твоя ромашка ушла ебаться дальше. Ага, но не с тем. И не так.

В моей постели ремень. Уже второй день.
Я раздеваюсь в полной темноте, чтобы не видны были синяки и кровоподтеки на попке.
Мррр... я дрянь...

Ага... и чего это я? Все хорошо. Мой мужчина написал. С ним все хорошо.
Я физически ощутила, как вздрогнул пол, от упавшего с души камня.
И все сомнения разом.
К чертям.
Он меня любит.
Я жду.

11:15 

Игры.

Вот сейчас сижу с кружкой кофе и думаю.
Что происходит?
В такие моменты кажется, что я чертова пешка на шахматной доске. И я на передовой партии без правил.
А мой игрок сошел с ума.

Я не знаю что делать. Не знаю чего хочу. Не знаю к кому бежать.
Не знаю, черт возьми!

И все сказано тысячу раз. Эти строки лишь формальность.

Я поступаю как последняя дрянь, но ты спасаешь меня. Я не смогу тебя отдать, слышишь?!
Мне сейчас так больно. А ты просишь меня улыбаться. И я улыбаюсь.
Абсолютно. Невероятно. Так. Не. Бывает.
Так не должно было быть.
Но так есть.

Прости. Я твоя дрянь...

Спи кот, пока твоя хозяйка на крыше пьет кофе, который тебе нельзя.
Спи кот... тссс....

08:47 

Каждое утро. Уже почти неделю. Я хочу разбить об стену свой коммуникатор.
10:00
10:05
10:28
10:47
И ты не приходишь-не приходишь-не приходишь!
Я уже не злюсь.
Я молюсь.

13:55 

Треп.

- Две тысячи километров.
- За сколько ты пройдешь километр?
- Минут за пятнадцать.
- Две тысячи раз по пятнадцать минут. Не так уж и много...

Двадцать дней, восемь часов и три минуты.
Совсем немного.

@музыка: ...упала задвижка и яркая вспышка - убит. Но в этом фишка, теперь ничего не болит...

20:05 

Весна.

Той весной я умерла. Когда ты сказала мне "Ты пытаешься отбить у меня парня, мы больше не подруги".
И кардиаграмма в линию. Я столько хотела сказать...
Я могла сказать, что я люблю вас обоих, что вы самое дорогое, что у меня есть. Что ты моя любимая девушка. А он любимый парень. И что если вы вместе - это счастье для меня. Пусть через боль. Но вы так решили.
Я могла сказать, что я всего лишь хотела быть с вами обоими. Быть всегда. Неважно кем, но просто быть рядом.
Я могла сказать, что больше всего на свете я боюсь потерять вас. Что вы все для меня.
Я могла рассказать, что я делала для того, чтобы вы были счастливы. Сколько раз я просила тебя понять его и простить. Сколько раз я догоняла его, уходящего от тебя навсегда и приводила обратно. Я искренне уважала ваш выбор и старалась быть полезной. Но ты, как оказалось, не видела этого.
Ты видела лишь то, что я мешаю вам чаще быть наедине. Что он слишком часто провожает меня домой. Что еще ты там видела...
Столько слов вертелось на языке, столько криков и слез. Но я просто ушла. И кажется даже улыбалась.
Не смогла простить то, что ты обо мне такого мнения. Я никогда бы не позволила себе разбить чужие отношения.
Ушла насовсем. Навсегда.

В одну минуту потеряв все что было.

Его я больше не видела ни разу. Благо сразу переехала в другой город, просто пропала.
Ее видела и вижу иногда. Но ни слова не сказано.
За все 4 года.

И это была весна.

Ночь, лишь ты знаешь, чего мне стоило вот так сразу отказаться от всего. Чего стоило не искать встреч, чего стоило забыть. Я так мечтала стать каменной, выгрызть зубами свое сердце, которое не давало покоя. Я понимала, что зашла далеко, что я во многом не права и виновата! Но я всего лишь любила, любила искренне, любила забыв про себя. Я не умею любить иначе. Это все и испортило.
Да, была весна, была такая же капель, такой же холодный мокрый ветер... И с каждой каплей я отпускала их. Вытравливала из себя словно яд. Прижигала свою душу сигаретками. Порой кричала. Чаще молчала. И думала-думала-думала.
И когда растаял снег, они ушли навсегда.
И с ними ушла вера.
В любовь, в дружбу, в верность.
Я стала одиночкой. Поклялась никого не пускать в свою душу. На крови поклялась.
Острой спичкой выцарапывая на руке слово все


И я была счастлива. Да-да. Я была счастлива. Я танцевала летние вальсы под дождем, босиком в теплых лужах. Я научилась жить одной. Я поняла, что мне никто не нужен. Я обрела покой в своем одиночестве.
Нет, я гуляла, развлекалась, веселилась, общалась. Столько сделала за это время... Никогда не была одна реально.
Но в душу я не пускала никого. ни-ко-го.

Но вот, спустя какое-то время, шрамы на руке зажили. Не стало больше этого белесого слова "все". Стоп-сигнала.
И я влюбилась. Вляпалась. От души.
В женатого. С ребенком.
Это вообще было очень глупо и нелепо. Изначально провально.
И снова была операция по ампутации кусочка души.

И это была весна.

И снова распахнутые окна, подоконники и этот ветер. Снова тяжелый дым сигарет и пустые глаза. Как загнанный зверь в добровольном заключении в четырех стенах. Как соскакивающий наркоман. Никуда, низачем. Четыре стены и вечно мокрый подоконник. Я забывала, как выгляжу днем. Моим Я был темный силуэт в зеркале. Лишь ночью позволяла себе выходить считать звезды. Я падала на колени в холодные лужи. Считала звезды и выла на луну. Прибегала, глотала капсулы снотворного. Вытряхивала по одной дрожжащими руками на ладонь. Много, дура, много!!! Запивала холодной водой, доползала до кровати и падала. Могла не проснуться. ХОТЕЛА не проснуться.

И это прошло. Две недели жизни. Годы, прожитые в душе. Я снова в универе. Похудевшая, с лихорадочно блестящими глазами.
Да, болела. Да, сильно. Сейчас все хорошо. Все отлично.
Я свободная...
И не поверите - ни одной эмоции. До сих пор. Вижу его почти каждый день.
Операция прошла успешно.

И снова эта чертова весна, а я опять, опять по уши... Долбаная дурочка, когда же ты образумишься!!! И сердце, вновь живое и такое ранимое, сжимается в комочек. Страшно! Как же я боюсь...
Как боюсь этой боли, как боюсь снова потерять все что было. Может глупо. Может нет причин. Но это сильнее меня, уже почти рефлекс. Как зажмуренные глаза перед очередной пощечиной.
Не люблю весну.

13:16 

Ностааальджии...

И снова и снова я вспоминаю лагерь.
Кто тогда мог знать?
Если долго об этом думать, рехнуться недолго.

Я просто помню, как во сне. Как трещали по швам все мои рамки, все ограничения. Как порой желание перехлестывало разум и после жгучий стыд и злость на себя. И как я искала твоего внимания снова и снова, чтобы потом опять кусать подушку в бессильной злости. А ты словно издевался надо мной... Так мило, так забавно. Заботливый воспитатель и любимица-девочка...

Второй день - "математики" моют кружки. Естесственно я, кто же. Расплата натурой - нежные поцелуи - в щеки, глаза, губы...
Распахнутая дверь с утра - "рота подьем!" - махом на второй этаж.
И спуститься вниз, чтобы поцеловать меня в ушко...
Странные взгляды, двусмысленные комплименты.
Мне 15. Тебе 24. Пожалел бы мое сердечко, что ли.

Подходишь близко-близко, вплотную.
- У тебя видно трусики...
Нагло выдерживаю взгляд. А ты с пошлой улыбкой (раздевают с такой, а не наоборот) поправляешь мои джинсы.

Искуситель. Ты знал с самого начала, что ты небезразличен мне. И так сладко мучал...

Но бывало и по-другому. Доглие долгие часы разговоров обо всем. Мы не могли наговориться, перебивали друг друга, или просто молчали. Интересно было все, сказанное тобой, но ты так хорошо умел слушать...
Мне 15. Тебе 24. Нам было интересно.

И снова заново. Нагло вытребованный массаж. И твои руки, скользящие по моему телу.
Кончики пальцев, миллиметры не доходящие до моей груди.
Искусанные губы.
Дьявол.

Вспоминать можно вечность.
Теперь мне 20. Тебе 29.
И мы вместе.

11:25 

Суро выебудни.

Универ. Пара информационных технологий. Преподаватель - харизматичный и очаровательнейший мужчина лет сорока.
Наличие ума и отсутствие кольца. Вкупе с обалденным чувством юмора.
Сексуален, черт возьми!
У него повадки мартовского кота. Кокетничает со всем, что шевелится. Но нужно же знать рамки, ибо нервы у нас тоже не железные...

Итак пара. Успел пострелять мне глазками, откусить с руки шоколадку, мило похлопать глазками на вопрос "куда делся сайт?", и пространно порассуждать насчет женской логики и несовместимости женщин и технологий, пока ваша покорная слуга починяла ему компьютер.
Пусть. Так я общалась с некоторыми преподавателями.
Но дальше, когда я совершенно случайно выполнив кучу ненужной работы, решила поинтересоваться - почему я это делаю одна, он наклонившись надо мной интимным голосом сказал,что задание он уточнял для всех.
- Видимо в индивидуальном порядке и на ушко каждому? Не припомню таких подробностей! (естессно возмущаюсь)
Ничуть не стесняясь. Наклонился. Горячим шепотом на ухо.
- Оставьте все как есть, вам потом зачтется...
И уходит, гордо виляя попой, оставляя меня в полном опупении.

Что бы преподаватель мне задание на ушко шептал? Не было еще такого.

- И почему же у меня снова все не как у людей? Что за индивидуальные задания?
- Ну, наверно, вы очень уникальный человек. Очень замечательное качество. Не сопротивляйтесь.

Какое уж тут сопротивление, такой взгляд.

Ну что ж, Денис Валерьевич, сам виноват...
Сезон охоты...

11:24 

Наболело.

Вчера весь день мечтала очутиться обнаженной перед ротой солдат.
Сделала эпиляцию.
Прошло.

17:41 

Может я сейчас сижу на месте, где когда-то сидел ты... может и не один... О чем-то думал. Смотрел на сидящих вокруг людей. Может видел те же лица, что вижу сейчас я. А девушку, сидящую спиной ко мне, зовут Даша. И она так похожа... Забавно, да?
А у меня кофе с ликером, и экран в три окна. Экран на бегущих людей. Экран на жизнь.
И дым в свете низкой лампы...
Все-таки точки над i - хорошие штуки. Я все поняла. Я успокоилась.
Умиротворилась. Спасибо.

Я люблю писать длинные письма, и мечтаю писать кому-нибудь не е-мейлы, а настоящие письма. На бумаге.
Мои письма с очень нервным почерком. Меняющимся в каждом абзаце. У меня до сих пор нет почерка. Люди пишут всегда одинаковыми ровными буквами. А я пишу всегда по-разному.
А еще мои письма будут пахнуть не духами. Горьким дымом. Может сандалом и печеньем...
Я хочу написать кому-нибудь письмо...
Буду писать долго, таская за собой взде этот листок. Буду писать на лекциях. В кофейнях. Лежа в своей постели.
Потом сверну его, аккуратно проведя ногтем по сгибам, запихну в конверт. Простой белый конверт.
Я не оставлю обратного адреса.
И выдумаю себе адресата.
Да-да. Возьму и выдумаю.
Оближу кромку конверта и опущу в ящик. И никогда о нем не забуду.

Мне кажется так рождаются мечты.

18:10 

Помню.

У тебя были сигареты с картонным "солнышком" в фильтре. И ты смеялся надо мной, говоря что оно крутится при каждой затяжке. А я все время "не успевала" увидеть, как оно это делает.
А теперь я сама курю. И знаю.

А еще помню дискотеку. Медленный танец.
Ты стоишь и куришь. Великолепный. Как и всегда впрочем.
А я, такой маленький ребенок, стою рядом, обсуждаю с тобой песню и едва удерживаюсь от желания впиться в твои губы долгим и наглым поцелуем.
Робко заикаюсь и злюсь.
Мужчина?
Как я могу так хотеть мужчину?!
Взрослого и женатого.
Дура.

Ты меня, конечно же не пригласил.
А я тогда напилась. И обнимала Арину вместо тебя.
Ты ничего не заметил.

Воспитатель

@настроение: ...дым сигарет с ментолом...

13:17 

iOdio este mundo del diablo!

Porque es el mundo no se me confia el amor.

09:57 

Катенька.

Ох, ну возьмите ее уже замуж!


20:06 

Перебесилась?

Ах, к черту этот алкоголь.
К черту все.
Сегодня я пьяна не этим.

И снова темнота и свечка на полу. На мониторе порно. По телевизору эротика.
Да-да.
А я в голубой тунике и все.
И много зеркал.
Лежу на полу, вслушиваясь в сладостные стоны любящих друг друга людей. Повсюду страстные и манящие картинки.
Отражения отражений.
И где-то там же мое тело.
Придирчиво изучаю все изгибы под тонкой тканью во всевозможных ракурсах.
Прогибаясь, напрягаясь и расслабляясь.
Немного повторяя движения актрис.
В такт, в ритм...

Ох, и пальчики порхают по самым чувствительным точкам. Сладкие ягодки сосков-лишь прикоснуться, подразнить и...
плавной линией вниз, успокаивая этих бабочек в животе...
еще ниже - скользнуть между ножек, до самой горячей точки, такой чувствительной и...
снова вверх - кончиком язычка провести по пальчику, слегка увлажнить губы...
дааа...
У сладкой девочки в зеркале такой похотливый взгляд.
Подмигиваю собственному отражению.
А пальчики все настойчивей, все смелей. И образы уже выходят из зеркал и экранов, заполняя все вокруг своими телами, своими стонами...
..ааах..

И этот дурман мне нравится гораздо больше всего на свете...
И так горячо внутри и так нереально...
Твоя девочка скучает...

14:18 

Развлекушечки.

Разглядываю сквозь бокал яркий свет лампы. Бокал в краске. Пальцы в краске.
Рядом валяется изгвазданный ватман.
Кажется там было сердце. А может девушка. Но слишком увлекательно вести пальцем в ярком цвете по белому листу.
По белой коже...
Алые капли на губах, шее, груди.
Какая я жалкая сейчас - в этой мятой рубашке с непонятными кляксами, с потекшей тушью, с растрепанными волосами.
Такая пьяная и такая глупая.
И пусть у меня все получится!
Дзынннь...

12:44 

О!

Ах, все-таки все немного иначе.
Литр мартини и нежные ручки моей солнышки вернули мне позитив.
Самое главное изменилось. Я теперь не одна.

И кончики пальчиков по моей спине...
Ноготки, рисующие царапинками сложные орнаменты на тонкой коже...
Мягкий голос, убаюкивающий и обволакивающий сознание...
И нежный крем с волнующим ароматом...

Ты хочешь знать, что произошло?
Я откричу это в свои ладони. Отплачу, уткнувшись носом в твое плечико. Отвсхлипываю, мелкими глотками прихлебывая холодный вермут.

Потом отдамся твоим ручкам.
И мое сердцебиение наконец-то передастся тебе.
Обнимешь меня крепко-крепко, совсем не по-дружески, так горячо...
А я усну у тебя на руках.
Я устала ломать границы.
Твоя очередь.


И неожиданно морозное утро. И кружка крепкого кофе. И раскрасневшиеся лица прохожих. И невесть откуда взятая радость.
Я не сломалась. Я не сломаюсь!

17:27 

Я потерялась. Просьба нашедшему звонить, писать... Вернуть!!!

О даааа, здравствуйте, давно не виделись...
Давненько я не сидела всю ночь на подоконнике, сжимая в судорожных обьятьях мокрую от слез подушку.
Давненько в голове не было настолько пусто.
И снова остановившийся взгляд. И снова то ли злость, то ли безнадежность.
Так происходит, когда я смиряюсь. Когда надо избавиться, вытравить эту боль.
И снова я не прошу много. И снова я просто хочу разобраться.
И снова я...
Смеюсь от счастья, когда кто-то рядом.
И вою от безысходности, когда остаюсь одна.
Быть. Для кого-то кем-то быть.
Чувствовать.
Знать.

В жизни все повторяется дважды. Но в виде драмы только однажды. А потом - насмешкою вроде бы...
В виде пародии, только пародии...


Как бог. Вернул меня к жизни тогда. И отбираешь ее сейчас.
А может ничего и не изменилось толком.
Но я говорю тебе.
Спасибо.

рс. Мое "против всех" включает в себя и "против себя". Пока все так - я буду такой. Противоречивой, ветреной, потеряной. Я буду оставаться ребенком. Я не вырасту просто так, без внешних стимулов. Я не в состоянии вот так - взять, и в один прекрасный день повзрослеть. А мое нынешнее состояние - пусть и придумано мной от начала до конца, как ты говоришь - имеет гораздо больше точек прикосновения с большим миром. ТАК я хотя бы живой себя чувствую, смакуя и высасывая из пальца хоть какое-то эмоциональное состояние. Так что я снова одеваю большие кроссовки, цепляю кучу значков и иду к Курчатову. Или на Алое поле.
А лечить меня бесполезно. Лучше приехать, и отыметь, чтобы я ходить не смогла неделю.
И напиши мне пожалуйста.
Что-нибудь доброе.

16:12 

А к нам пришла настоящая весна. В воздух, в небо, в сердца и глаза. Здорово.
А я шлепаю по лужам в фиолетовом жилете и с фиолетовым настроением.
Фи-о-ле-то-во!
Определение моего позитивного фатализма.
Возвращаюсь в свое ребячество. Услышав фразу "теперь ты - это ты год назад" почему-то смущаюсь.
Да, у меня галстук и шузы в клеточку.
Но я не та, слышите! А это так - агония того что было. Жалкий отголосок.
Но вопреки всему пинаю кусочек льда по проспекту и широко улыбаюсь всем прохожим.
(мне не больно)
Какие могуть быть мысли у ребенка? Шалости и приколы.
Какие проблемы у меня могут быть? Я не уродина, не дура. Да так, от нечего делать заморочки.
Ответила поперек? Не как обычно? Ну значит показалось, или съела что-то не то.
Я ходячий вечный позитив. И мне ну просто не может быть плохо.
Хорошо. Ладно. Если вам так легче.
Достаю из закромов розовые очки и топаю навстречу солнцу.
Теперь все на своих местах?
ДА?


А утки на реке открыли купальный сезон. Хех..

09:13 

Как сладко ломать рамки... Неважно где - в жизни, в общении, в собственном поведении.
А ведь это так просто - повести себя не так как всегда.
А так, как ты хочешь.

19:24 

Сопли. Простите.

Устраиваю себе рефлексию при свечах и с алкоголем в обнимку. Думается как-то легко... И воспоминания с самого дна памяти меня захлестывают. Может и к лучшему...
Самые счастливые моменты моего 6-8 летнего возраста - общение с братом и его друзьями. Им тогда было лет по 20. Баловали меня страшно. Увозили от родителей, из нашего маленького рабочего городка в этот Челябинск и... Ой, одуревший от счастья ребенок громил полки супермаркетов, привыкая к новой для него фразе - бери, не думай о деньгах. Меня брали с собой в походы, во все игры - будь то прятки на территории заброшенного завода, или спуск в разрез до самого дна...
Маме с папой на тот момент было глубоко все-равно, где я. Меня воспитывал брат. Я читала Библию, учила старославянский и историю государства российского. Многого не понимала, но глотала страницу за страницей. Вместе с Андреем мы ночами сидели, рассматривая огромные пыльные фолианты, и я с таким интересом внимала новым для меня словам и фамилиям... Интересно было все - от чугунного литья и огранки драгоценностей до отличия христианства от католичества.
Меня уже тогда моя учительница называла инопланетянкой, а одноклассники не понимали. У меня в 7-8 лет идеалом человека и мужчины был граф Монте-Кристо, а они не знали кто это. Я зимой мчалась из школы домой в ожидании новой встречи, топила печь, ложилась на нее, еще холодную и с вожделением открывала новый том. Достоевский, Тургенев, Пикуль, Байрон, Булгаков... И конечно же Дюма. Французские интриги покорили мое сердце сразу и надолго. Шестнадцать томов, черт возьми. Историю Франции я знала назубок...
А потом брат изчез из моей жизни. Пропал со скандалом и милицией, которая искала его всюду. А я до сих пор не знаю, что произошло тогда. Мне никто никогда ничего не рассказывал о нашей семье. Все узнавала сама. По ночам с фонариком, в гараже разглядывала старые документы и фотографии... Альбом мертвых, дневник дяди, убитого на войне, свидетельства о жизни и смерти абсолютно не знакомых родственников...
Уже тогда жила в придуманном мире. А в реале был вечно пьяный отец, вечно нервная мама... И все.
У меня больше не было брата и дома стало совсем пусто... Лишь в его комнате еще долго висели иконы и пахло ладаном, сандалом и лавандой...Но и это как-то раз изчезло. А я перестала верить в Бога...
Уходила из дома. Возвращалась, получала ремня и пощечин и уходила снова... И жила дальше где-то сама с собой...
Андрей появлялся совсем редко. Он ушел в монастырь. Но когда появлялся... ох, сколько слез... Я не могла видеть моего любимого Дрю, пьяного в дрова, плачущего у меня коленях..
Он получил свой первый инфаркт в 26 лет.. Потом было еще три. Мой брат стал инвалидом и спился окончательно. Пьяным часто рассказывал мне кошмарные истории про тех самых родственников, не знакомых мне... Про отца. Про маму. Про себя. Трезвым долго извинялся и умолял забыть. Уезжал.
Приезжал, дарил сотовые, компьютеры, меха. Водил в дорогие рестораны. Уезжал.
Лежал в больнице с ножевым ранением. Ходила к нему только я. Мама и папа не ходили. Выздоравливал. Уезжал.
А я еще долго не могла прийти в себя. Тогда и познакомилась с самым дном моей чертовой жизни... С самогоном, который покупался детьми на деньги, выпрошенными на шоколадки. Либо вытащенными из родительского кошелька.
С непонятными таблетками, травкой, взрослыми мужиками и с таким дерьмовым чувством с утра, что проще сдохнуть...
Полный идиотизм, осознаю сейчас, учиться на пятерки, играть в театре, дома заучивать стихи Северянина и Ахматовой. А как заявлялся пьяный папа - к Женьке и... в забытие. Дня на три. То ли назло, то ли себе что пыталась доказать.. Я уже не знаю...
Тогда так хотелось поскорее вырасти, чтобы изменить раз и навсегда свою жизнь. Чтобы иметь право! Чтобы хоть что-то начать значить в этой жизни! Чтобы обрести свободу...
Ах да. Еще я была лесбиянкой, что нафиг оторвало меня от сверстников и общества в принципе.
Сколько раз хотела умереть. Уснуть и не проснуться... Но живая. Живее всех живых, черрт.
И я выросла.
Я учусь на бюджете в самом престижном ВУЗе области. Я умна и красива.
Я знаю об этой жизни чуть больше, чем считают мои знакомые и друзья.
Я...

Но иногда, в такие вот вечера, перед глазами встает пустынная дорога, где кричи, не кричи - никто не услышит и шило, зажатое в моей вспотевшей ладошке.
Зеленые ворота дома и истошные вопли мамы из окна. Разворачиваешься и идешь к Женьке.
Вкус теплой водки на языке, и хруст упаковки из-под таблеток, и полная потеря сознания.
Сугроб в огороде и два наших тела в джинсах и футболках, в пьяном экстазе сплетающиеся друг с другом.
Сигаретки в тонких девичьих пальчиках с утра. И полное молчание, и пьяная и натрахавшаяся Женькина мать, не замечающая ни перегара, ни сигарет в наших руках.
...и то, как моя учительница русского языка плачет над моим сочинением в школе...



...все равно буду самая счастливая, черт побери!!!...

eXistenZ

главная