• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:19 

Божья коровка улетела на небко. С желанием не о тебе.
А для тебя.

21:11 

Становлюсь поклонницей Ивана Вырыпаева. Его Эйфория в свое время вызвала в душе бурю. И множество вопросов и откровений.
Ныне Кислород. Из пяти человек в зале - я одна с представлением что меня ждет.

Ошиблась и не ошиблась одновременно.

Противоречия. Море противоречий в словах, которых в фильме сказано множество.

Десять заповедей. Десять историй. Десять песен.

И в каждой... свое. Свобода решения. Свобода выбора. Кислород-свобода.

Не убей. А в ней не было кислорода. А у него кислородное отравление рыжей Сашей. Танцоры. Два легких - танцора. Правое и левое...

"И вот, если сказано: не смотри с вожделением, то это означает, не возжелай в сердце своем. А тот, кто смотрит на женщину с похотью, у того сердце, закрыто на амбарный замок. И тот, кто смотрит на женщину с похотью, тот не ее желает наполнить, а лишь, себя желает опустошить."
Молчу. Это противоестественно.

"Саша, всегда вела себя, как актриса из художественного фильма про любовь. Потому что, только в таких отношениях между мужчиной и женщиной есть кислород. А если клясться в любви и не любить, то уже говно собачье, а не кислородный фильм, а если любить и не клясться, то это уже немецкое порно, а если встречаться с разными мужчинами, а любить только одного человека, то это уже похоже на русский кинематограф про березы и поля."
Про березы и поля, говорите?... Хех.

"И вот лучше курите траву, ешьте яблоки и пейте сок, чем вы будете валяться пьяными на полу, перед телевизором, и клясться небом, землей и Иерусалимом, что ваше сердце принадлежит одному человеку, потому что если ваше сердце принадлежит одному человеку, а тело другому, то чем вы будете клясться? Ни Престолом же Божьим и не подножием ног Его, и уж, тем более ни Иерусалимом же, в котором люди сходят с ума от глупости, а клясться вы можете, только любовью своею. И да будет слово ваше: да, да, и нет, нет, а что сверху этого, то от лукавого".
Черт возьми. Логика изломана в хлам. Любовь невозможна без клятв? Клясться нельзя небом и землей и Иерусалимом? Можно только телом? Любовью? Изначальный излом и эта заповедь этой библии-манифеста под большим вопросом.

"Сказано: Не судите, да не судимы будете. Сказано, не судите, да не судимы будете, и сказано это в оправдание отсутствия памяти. Иными словами, если у кого-нибудь застрелят из охотничьего ружья любимого человека, то не осудить стрелявшего, можно только одним способом – забыть об убийце. Навсегда забыть о существовании ружей, убийц и любимых людей. Но не делать вид, что забыл, а забыть по настоящему".
Без комментариев.

И дикое перечисление "для главного". Мозг чисто интуитивно соглашаясь с верным суждением готов принять следующее за правду. Ощущение идиотское. Бррр...

И, вжимаясь в кресло, видя на экране ужасающие кадры в стиле Аль-Джазира, я читаю строки о любви и зажимаю рот ладонями... Безумная любовь оправдывает безумную ненависть?

Ныряю на дно бассейна и как мантра в голове эти повторяющися слова. Где бы я была - если бы меня не было?! Рвусь наверх, задерживаю дыхание вместе с ними. Биение сердца и шум в ушах. И точно так же жадно глотаю воздух, как и они на экране. Зачем озвучка? Шороха пленки хватит. За озвучку сойдет собственное сорванное дыхание. Кислород.

Вырвавшись из зала иду /лечу/ на набережную. Ловлю рыжие блики на своих волосах. Эх, много свободы - как и чистый кислород - смертельно.

19:42 

Боже, какая жестокость...
Я... не нахожу слов.
И снова в памяти всплывает осень. Предательство. Грязь.
Хочется забиться в угол и скулить.
Меня снова воротит от самодовольных мужских физиономий.
Слезы в горле острым комком.
Может и правда это еще милость для меня?

Я уже не верю...
Разбита.

20:38 

Я люблю.

Когда-то я зареклась не думать о тех, кто не думает обо мне. Так легче и безболезненней. Но есть одно. Что влияет неумолимо, невзирая на то, что все хотят о нем забыть.

Время.

Стою в полный рост на подоконнике распахнутого окна. Ветер треплет тонкую ткань туники. За окном темный парк и свет ночных огней. Ногти впиваются в ладонь, но я уже не чувствую боли. Сколько сказано. Сколько сделано. Сколько предстоит...
От порыва ветра гаснут свечи. Тонкий дымок тянется ко мне, обвивая босые ноги, выглядывая на улицу, чтобы быть разметанным ветром за доли секунд...

Тонкий мостик, с волосок, по которому бежит моя душа. Падающая звезда, и снова одно и то же желание. Начался август. Много звезд падают с неба именно в августе. Может одна из них исполнит?..
Где-то там, за две недели пути, за 25 миллионов сигарет, за две тысячи раз по 15 минут...

Я давно не была настолько счастлива. От осознания того, что я нужна. От того что нужен мне. Не с плюсом, не с минусом - со знаком равенства...
Такие какие есть. Мы нашлись. И за одно это я благодарю всех богов.

Столько написано уже в этом дневнике. И за каждым словом моя жизнь. Каждое слово для нас. Моя жизнь для нас...

Полный сумбур в моей голове и шум пульса в ушах. Я пьяна, к чертям пьяна этим воздухом и тобой в моей крови. И я жива...

... я хочу улыбаться, чтобы не разминуться...

23:59 

Деревянная избушка, колодец вниз по улочке. Самый настоящий колодец. С вертушкой и ведром. Гигантские сосны и большое теплое озеро. Лохматые добродушные собаки, железные качели и разноцветные лавочки. А еще лесная малина и горячий тяжелый песок.
Закрытый пляж, на который я пробралась шестым чувством. Аквапарк ночью - странное и очень печальное зрелище. Помесь инопланетной станции с заброшенным цирком. Светит одинокий фонарь, высвечивая нереальные силуэты. Где-то журчит вода и словно слышны отголоски дневного веселья...
А сейчас совсем ночь. Странная ночь - красная луна обошла лишь самый край неба и пугливо спряталась. И не смотря на то, что на часах почти три ночи - на небе сумасшедший закат.
И небо между этими ночью и днем повано пополам фиолетовой полосой. Переходящей в бархатную черноту с одной стороны. И в торжественно-оранжевый свет с другой.
Но это на небе.
А где-то на земле я. Карабкаюсь на полусдутую водяную горку.
Чумовая картина. На ночном пляже, на фоне такого неба, среди нелепых ярких конструкций. Сижу я. В ярко розовых джинсах. Серебряных кедах. Полосатой майке. С тонкой сигареткой, потекшей тушью и лохматой гривой.
Цирк уехал, а клоун остался.
И ветер качает ржавый провод...

В другую ночь - уже родная с лесом. Ко мне пришла беременная черная кошка с роскошными желтыми как у филина глазами, сверкающими как угольки в темноте. И древнее-древнее чувство, наверно так чувствовала себя в ночь на Купала или может даже в ночь ведьминского шабаша...
Нагретая за день земля отдает тепло босым ступням. Кошка, лишь ощущаемая в темноте ведет в тишину. И странно кипящая кровь, сладкий грех - сняв тонкую накидку, обнаженной войти в лунную дорожку...
Ощущая плавленный лунный свет, обжигающий кожу. Удивляясь, что не появляются вокруг хихикающие берегини и не уводят новую подружку на дно в подарок водяному...
Хочется плести венок, хочется очищающего огня, хочется танцевать в темноте и, разгорячив кровь, убежать в лес, чтобы встретить там жаркие губы и крепкие руки и всепоглощающую животную страсть... Хочется отдаваться на глазах всепонимающей стервы-луны, на радость всем языческим богам, быть той, что создала тебя природа, быть самкой, дикаркой, Женщиной...
Хочется, сев на метлу, пролететь обнаженной над землей, над городами, долго-долго благосклонно принимать поцелуи в округлое колено от всевозможной нечисти...

Чтобы утром, укрощенной и тихой, вернуться к Мастеру его лучшим творением...

09:41 

Все сказки написали люди

00:06 

Постирала крылья. Белее они не стали, но грязи вышло порядочно.
Сохнут. В комнате пахнет мокрой шерстью.
Мелькаю рыжей гривой в окне шестого этажа. Внизу одногруппник моет свою зеленую шестерку. На жестяном подоконнике греется толстая серая моль. Воздух тяжелый, напоенный запахом зрелого лета. Недалеко сырой и радостный лес, умытый долгой ночной грозой. Где-то далеко глухо ухает музыка, доносится смех.
А я вот как-то ничего не хочу. Вообще ничего. Болтаю голыми пятками в воздухе. Тяну ручонки к солнышку...
Поскорей бы уже конец. Какой-нибудь. Чего-нибудь.
А то болтаюсь, как г...о в проруби - ни своя, ни чья-то.

Нет. Вот чего хочу. Стать вещью. И храниться в теплом и сухом месте с кучей красивых надписей на коробочке. "Не кантовать!", "Осторожно, хрупкое!", "Беречь от детей старше 18 лет", "При западании в душу тщательно промыть водой".
Обязательно инструкцию по сборке и установке. Можно даже красивый круглый и радужный диск с нужными драйверами.
Пароль? Выбери что-нибудь ласковое, иначе не заработает.
А. Самое главное.
"Открывать только в случае крайней уверенности".
Желательно с доказательством этой самой уверенности...

13:01 

Не надо меня в архив. Тут я тут...

07:55 

Тонкое кружево под кончиками пальцев... Алые ноготки, царапающие кожу... ровные полоски пояска, протянувшиеся к кромке чулок. Идеальный фетиш. Ромбик, очерченный черной тканью и моей кожей. Прямые линии на волнах и изгибах тела. Направляющие. Указующие.
Да, черт возьми, это сексуально...
И чем больше ремешков и завязок утягивает мое тело - тем лучше я его чувствую.
Ногу на ногу, ощущая как льнут к попке тонкие подвязки.
Мой маленький секрет. Но благодаря ему у меня игривей шаг, плавней движения, заметней блеск в глазах...
Тссс...
Ах да! Тонкий ошейник с шипами. Я совсем с ним сроднилась.

22:29 

И снова ночь, заполненная лишь дымом моих сигарет. Снова жар, остужаемый холодным стеклом.
Бездомный звереныш...
Та часть Женщины во мне, которая является дочерью, пищит от восторга и висит на шее у отца. Спасибо, папа, за эти выходные...
Спасибо за ночной костер и горячее мясо, брызжущее соком, которое ты мне любовно, обжигая пальцы очистил от шкурок и жилок (знаешь - не люблю) Спасибо за то время, которое мы провели валяясь в траве и разглядывая облака, складывающиеся в эпические сражения или волшебные замки. Слушая НАШИ песни. Да.
...там там высоко, над землею кружит стая, если смотреть наверх - кружится голова... И мне так легко, словно это я летаю... И рядом только неба синева...
Спасибо за белого пугливого голубка, которого я держала в своих ладошках, а потом выпустила в такое синее небо... и дикий восторг, и жалость что так и не научилась лихо свистеть, закладывая пальцы в рот...
И все хорошо. Но я уезжаю.
Ссоры с мамой.
И почему тебя, папа, причинившего мне столько боли и буквально испортившего мне все детство, я так люблю? Плохое забывается. Остается лишь улыбка. И воспоминания самые радостные. Спасибо папа. Было плохое время. Но ты настоящий Отец.
А мама... Мы так и не найдем общий язык. Судить можно хоть по Фрейду, хоть по Юнгу. Но факт. Я снова в другом городе. И первая причина уехать - мама...
И как мне хочется, Боже мой, в горячие мужские руки, такие крепкие и заботливые... Что снова не в силах сдержать слез... Чертов нытик... И нет слов - лишь переворачивается все внутри, и...
Нет. Слов нет. Жизни нет.
Есть ночь.
Есть дым.
Есть ты...

22:33 

В комнате с видом на огни, с верою в любовь...
Саксофон, мерцающий оранжевый свет и неизменная сигаретка...
Лежу, глядя в потолок.
Знаешь... Я снова вспоминала все сказанное за время НАС.
Счастливая улыбка. Сильнейшее возбуждение.
Как же много тебя в моей жизни... И будет еще больше...

Читала слова, сказанные кем-то и когда-то... Ты помнишь этих людей. Тот же Филипп... Горькая усмешка. И Маша.
Почему меня находят эти страные отчаянные мотыльки? Что я для них? Костер в темном лесу? Личная красивая трагедия, которой можно будет выделиться? Чувство, в которое они так искренне верят, но которое так недолговечно?
Что во мне?
И что в них?..
Почему я тянусь снова и снова, по уши увязая в этом болоте, а потом с болью. Да с болью! Убиваю все между нами?..
Сложный вопрос.
Они не дают мне счастья. Не дают мне даже слабой счастливой улыбки. Восторг в глазах и голосе. На устах либо обожание либо оскорбления.
Что я для них? Олицетворение чего-то? Гребаный личный катарсис? Способ решения их проблем?
И видишь сначала такую отдачу, такие эмоции... Тянешься, надеешься... Но снова и снова...
Во мне видят что-то. Образ, фантазию, идола... Но не меня...
И вот я перестаю соответствовать.
И заканчивается все одинаково.

И во всем этом сумасшествии лишь одно.
Ты. Настоящий.
Я для тебя такая, какая есть. Ты не пытаешься меня сломать и переделать. И этим (вот парадокс) меняешь до неузнаваемости. Говоришь чувствуешь это во мне и просто помогаешь? Возможно так и есть, но тогда ты чувствуешь настолько Меня, что сжимается сердце.
Я. Настоящая.
И уже которую ночь (боже их так много - этих ночей), ложась спать, я счастливо улыбаюсь. Не потому что ты что-то мне сказал, не потому что было какое-то откровение, будоражащее кровь или еще что...
Я улыбаюсь, потому что ты есть. Потому что я тебя люблю. Потому что ты любишь меня.
И мне тепло.
и ничего сложного. все очень просто. люблю.счастлива!

08:48 

Бег кипящей ярости по холодному лесу. Ветер царапает горло и срывает с глаз воду.
Кулаками по твердой коре, со всей дури, и, кусая запястье, разглядывать стекающую по разбитым пальцам кровь.
Ошибка, ошибка, еще ошибка. И уже заранее чувство вины. И уже заранее знаю что ошибусь. Готова к боли. Заранее.
За что ни возьмись... Не там, не тут, не так, не тот...
Мне так нужна поддержка... Крепкое плечо. Чтобы меня не винили... Не лезли в душу. А просто взяли за руку. И сказали, что все будет хорошо.
ХОРОШО!!!
Черт возьми! И так чтобы я поверила... Так чтобы я поняла, что я не идиотка, у которой все из рук валится. Которая агрессивная и лает на что ни попадя. Истерит без повода, взрывая мозг порядочным людям. Которая мается заморочками от безделья и выдумывает всякую херню.
А что просто полоса такая...
Что ты со мной...
И что все это пройдет.

Бегу обратно. Прибегая, падаю перед коммуникатором на колени. Я в первый раз ушла сама. Раньше чем ты. Просто так. Думала...
Чем ты думала, идиотка?.. Смайлик машет ручкой.
...
Ошибка.

Судорожно пишу тебе, ведь еще там. Сказать что мне так нужна сейчас твоя поддржка, что я совсем запуталась...
И едва нажата кнопка энтер, ты выходишь из сети. Ну да... Попрощались же...
...
Ошибка.

И слезы, уже не соленые, а горькие. И так болит голова...
Ошибка.
Ошибка.
Ошибка.
Error.
Fatal error.

12:56 

Долгие-долгие разговоры, выматывающие и не приносящие результата, я оставлю при себе. Но все рухнуло в тот момент, когда я увидела чертово "так нельзя" в твоих глазах. И ощущение лишь одно. Тебя привлекает лишь то, что я неправильная? Что я отличаюсь? ...оборачиваются люди...
А для меня это единственно правильное, пойми. И в этом наша разница!

Эх. Закончим. Я когда-то устала идти, теперь я бегу...

Серая, в белых солнечных полосах, лента горячего асфальта убегает под ноги. Хриплое дыхание, стук сердца в ушах. Поворот, снова поворот. Родные улочки разбегаются по сторонам, плетеные заборчики, старенькие домики, разнокалиберные животные от коров до котят...

Вечером хватаю старенький отцовский дребезжащий велик. С наслаждением первые повороты педалей, чувствуя мышцы, чувствуя ветер в волосах. И вдоль по трассе!
Бестрее, еще быстрее! И сердце замирает на секунды и несется вскачь как бешеное. Ветер шумит, хрустит асфальт, изчезающий под колесо, тополиный пух вертит смерчи за твоей спиной, танцуя и оседая, как встревоженный призрак в лучах солнца, пробивающегося сквозь ветви придорожных кустов...
А ты несешься дальше - и тень на дороге, такая нелепая, вытянутая, с гуляющими вверх-вниз коленками.
Мне снова 15 лет, я дома!
Шум в ушах переходит в свист, убегают назад дома, улочки, люди. Здесь жизнь не меняется. Что ей прошедшие годы... А я несусь, совсем как тогда, непонимая куда, зачем, лишь бы быстро, лишь бы слепило солнце, лишь бы ветер развевал волосы и лишь бы дорога не кончалась...
И вот уже чувствуешь каждый поворот педалей, велосипед становится безумно тяжелым, дыхание сбывается к чертям, а занемевшие руки выпускают скользкий руль... Поворот... Скрипя зубами еще поворот...
Вот он.
Узкая дорога. Полумрак. Ветви деревьев словно зеленый тоннель. Тонкие пучки света в танцующей пыли. Клочки тополиного пуха, лениво ползающие по дороге. Широкий солнечный выход из этого тоннеля. И синий металлический знак. Поворот на Челябинск.
Резко торможу (совсем как тогда, боже мой) увязая колесами в мелком гравии. Подхожу к знаку. Краска слезла. Но на столбе три зарубки. Три хищных царапины. Я. Тут. Была.
Грустно улыбаюсь. А страшно было ребенку ехать по трассе в такую даль. Осторожно, день за днем все дальше и дальше. Изучая и свыкаясь.
И как рубеж мне - этот поворот.
Минус очередной страх.
Боролась тогда с собой за мелочи, отвоевывая у страха все больше и больше себя. Настоящей.
Темноты боялась. Расстояния. Перемен. Взрослых. Боли.
Ну и научилась самому главному страху. Теперь я боюсь бояться.

А дорога обратно всегда быстрей и легче. И, подъезжая к дому, жадно шарю глазами по улице. Сейчас выскочит из-за соседского забора моя хитроглазая Женька, и крикнет своим хрипловатым голоском "Ксюхин, опять каталась?! И так уже скоро в Челябинск на своем велике укатишь!"
Тихо улыбнусь. Заведу железного коня домой. И на ватных ногах к ней. Поймаю яблоко по дороге...

Колесо с печальным стуком утыкается в ворота. Из-за забора смотрит уставшими глазами моя собака. Никто не крикнул. Не вышел. Мне не 15. И я здесь больше не живу...

21:39 

И снова и снова и снова.
Ударом под дых, вышибающим воздух.
Да он далеко. Да так бывает.

Лбом в холодное стекло автобуса, глядя на пролетающее серое небо.
Серые пятна. Серое поле. Серое солнце.

А этот мальчик пишет мне, что я женщина его мечты.
Внезапная злость. Ногти в ладонь до крови.
К черту!

Органайзер забит до упора красивыми аббревиатурами. Папки, листочки, файлы, безумные идеи, тут же воплощающие в жизнь. Наглость и напор, сессия уже сжата в край, каждый препод сломан на самый минимум.

Я занята.

И только ночами так тоскливо, что хочется грызть вены, выпивая весь жар и всю боль.
Но больше не хочу. Нагулялась.
Хочу тепло родных глаз и касания ТВОИХ рук!!!
Стискиваю зубы.
Жду.

И проезжая этот поворот на трассе, каждый раз вижу эту картину, от которой тогда не сдержали слезы даже юные циничные мальчики-подростки...Замедленное движение и по правую руку в окне медленно проползает картина аварии... аварий на дорогах много... но эта...

Свадебный кортеж. Фура и головная машина стоят чуть дальше. Слетевшие кольца в холодной весенней грязи... лопнувшие шарики и смятые цветы... на самом повороте группа людей. Красивые, парадные... такие...праздничные... держатся за руки, как нелепый хоровод, чтобы движение обходило стороной их...
Их - это Ее... белоснежное платье, раскинутое в черной склизкой жиже с осколками льда... сидит на коленях, держа...
Его... бессильно раскинутые руки, разбита голова и алое пятно, растекающееся на ажурной ткани...

Нет вопросов. Нет криков о несправедливости, о недопустимости такого...
Просто встает перед глазами эта картина.
Так нереально, так холодно и так...
красиво?

16:43 

Хех...а весна действует на народ весьма забавным образом.

Знакомая с учебы девушка, с которой мы за 4 года произнесли друг-другу дай боже 10 слов, (такая пацаночка с подозрением на лесби) стоя над сидящей мной, вдруг положила ручку с прохладными пальчиками на мое плечо. И начала нежно гладить...
Вай... я аж прибалдела слегка...

И второй - мой любимый препод Дениска.
Решаем какой-то вопрос. Усаживаюсь к нему на стол,чуть боком, положив одну ножку в сетчатом чулочке на стол, а вторую свесив с края стола. Он что-то объясняет... вдруг останавливается на полуслове и пристально смотрит на меня.
"Сиди, сиди..."
Блестящие глаза и странная улыбка...
Достает телефон, и слегка откинувшись на стуле, начинает меня фотографировать...
Невозмутимо прячет телефон в карман и обещает прийти на экзамен в гавайской рубашке и шортах. Девочек обязуя прийти в пальмовых листочках.
Чудо. И что же с тобой сделать?
Арррр...

00:02 

Дороже всех признаний.

Подбор слов и запоздалый испуг... "вдруг ты обидишься".
А у меня все дрожит внутри и обжигает кровь...
Именно то, что мне нужно.
Как женщине.
Это ты.

09:48 

Мне приснился нежный утренний поцелуй... любящий взгляд карих глаз...
А реальное утро принесло очередной подзатыльник. Нет. Пусто. Даже так.
Я еще в субботу я еле удержалась написать, что скучаю.
Идиотка)

Переделала все что можно. Курсач защищен на пять, НИРС написан, экзамен выучен за два дня до его сдачи.
Убралась, покачала пресс, посмотрела кино, поспала...
Валяюсь в постели тупо глядя в белый потолок...
...откуда в сутках так много пустоты, когда нет тебя?...

09:29 

Чувствую себя маленькой виртуальной частью твоей большой реальной жизни. Расскажи мне о себе?

09:30 

Предсессионное. Кстати объясняет мои редкие записи)))

Перед сессией провожу подобие баланса.
Что сделано, что потеряно.
Минус двое мальчиков, плюс одна моя девочка...Машк, ты покрываешь их уже полностью и даже более.
Они БЫЛИ. Ты БУДЕШЬ.
И ты ведь не предашь меня, моя девочка...
"Авантюристами или проститутками, любовниками или друзьями, семьей или напарниками. Но вместе. До конца." (с) Э. Лимонов
Минус пара комплексов, плюс море опыта.
Минус пара друзей, плюс море впечатлений.
Минус...плюс...минус...плюс...
А жизнь идет... так несется, что порой страшно...
Но я не променяю. Не хочу знать, что будет завтра. Все решаю здесь и сейчас.
Пусть импульсы и порывистость. Говорите мне, что я сама не знаю, чего хочу.
А я не знаю. Вернее знаю. Но только максимум на час. Сейчас я хочу персик и пить.
А через час захочу в Камбоджу. И буду лезть на стены, лишь бы это сбылось.
И кто знает...

Ах... и самое долгосрочная статья мого милого баланса.
Любовь.
Плюс... плюс... плюс...

22:33 

День Победы.

На шумной площади с пивом в руках не по себе... рвусь подальше от непонятного счастья очередному поводу побухать...с замиранием сердца слушаю залпы салютов...

Платьице в горошек, скрипящие качели, сигаретка... маленькая девочка...
Вполохи света сквозь деревья...тихим шагом к огню.
Высокий мостик, камень в пруду, одинокий пожилой мужчина пускает бумажные кораблики со свечами.
Хруст выдираемого листа, любовные движения, маленькая свечка в центр и в воду...

И так тихо...

О чем я думаю?
О том, сколько смертей видела я...
Сколько смертей видел он... судя по корабликам очень много...
Сколько смертей видел ты...

Вспоминаю Сережу. И даже не война... глупая улица и нож в живот...
И как две маленькие девочки обьясняли его девушке, что ее любимого больше нет. НЕТ!!!
Вспоминаю Витю, вот там была война...
Глупый уличный паренек, в жизни никому не сделавший плохо...
Месяцы плена. И укол, от которого в нем живом, прямо в венах свернулась кровь...
Осиновый кол в еще бьющееся сердце.
А нам достался лишь цинковый гроб...
Боже, ты правда есть?..

Лежу на лавке, уставившись в черное небо.
Чертовски болит голова...


Просыпаться под Прощание Славянки и голос Левитана, обьявляющий на всю общагу, что война закончилась, было неплохо... задало... настроение...

eXistenZ

главная